Исправительный лагерь «Пермь-36» и волонтеры

В прошлые выходные вместе с ездили смотреть как живут волонтеры в летнем лагере «Мемориала», а заодно и известный музей политических репрессий «Пермь-36», бывшую зону строгого и особого режимов.

Начнем с волонтерского лагеря. Насколько я понял идея лагеря такая же как и у Селигера, сюда приезжают общественно активные ребята, чтобы пообщаться с единомышленниками, поучиться и хорошо отдохнуть

Давайте осмотримся. Это туалет

С очень забавным обозначение М и Ж :))

 

Баня

Есть даже свой причал и лодка, на которой ребята плавают купаться на другой более пляжный берег

И агитация тоже есть, а как же 🙂

Столовая

Общая спальня. Некоторые живут в палатках около

«Капище» :))

Пожить в таких условиях мне кажется очень полезным. Ты, читатель, наверно, даже в платке давно не спал? 🙂

А теперь пойдемте сходим туда, «где по периметру горят фонари и одинокая гитара поет, куда зимой не прилетят снигери». Кстати, если будете в этих краях попросите провести экскурсию Роберта Латыпова, он раньше работал в музее и много всего интересного знает и очень увлекательно рассказывает, горячо рекомендую в общем 🙂

36 в названии зоны абсолютно ничего не означает, это последние цифры номера учреждения, но заключенные и надзиратели между собой называли ее «Пермь-36» отсюда и название музея

Растрельный коридор, он отделял жилую зону от рабочей. Надзирателям разрешалось без предупреждения растреливать любого, кто окажется в нем. Потому что если в нем оказался человек, значит совершается побег. Это сейчас тут все поросло травой, а в те времена ее вытравливали известняком и травы по сути на всей территории не было. Водонапорная башня слева появилась в то время, когда на территории лагеря располагался психоневрологический интернат. Уму не постижимо, чтобы на месте бывшей тюрьмы устроить изолятор для больных людей. Но что было, то было

Барак для заключенных чудом сохранившийся с 40х годов. К слову сказать, все лагеря системы ГУЛаг строились на лет пять, пока можно было вырубать лес в непосредственной близости, после чего лагерь забрасывался и заключенных перевозили на новое место «работы», а «Пермь-36» просушествовал c 1946 по 1988 в виде исправительно-трудового лагеря, и с начала 90х в качестве музея. Долгожитель

Типичные для 40х годов нары, как бы дополнение к типичному бараку тех лет. Но на самом деле здесь были двухярусные кровати

Тут же есть небольшая выставка

Так же на территории лагеря есть аллея, которая была посажена аж в 48м, которой по всем нормативам быть не должно. Ну сами понимаете, за деревом спрятаться можно и все такое. Но аллея есть, это очень по-доброму удивительно

Уличный туалет. Позднее туалет организуют прямо в бараке

Административный корпус в котором сейчас организована небольшая выставка плакатов и фотографий

Очень сильный плакат

Обложка журнала

Изолятор для провинившихся зэков

В камерах, как правило, сидели по двое. Старались не перегружать. Обратите внимание, что кран без барашка. Включить воду, чтобы умыться и смыть туалет может только надзиратель, это такой способ воздействия. Днем лежать запрещалось, можно было только сидеть на прибитых к полу цилиндрах

Но даже здесь заключенный обязан был работать. На зоне делали клеммы для утюгов. Этот станок, кстати, был найден в доме одного из надзирателей. Дело в том, что если учреждение не выполняло план, то надзирателей лишали премий, и чтобы этого не допустить они брали станки домой, где члены их семей выполняли норму, хехе 🙂

Заключенный имел право на два свидания в год: короткое и длинное до двух или трех суток. Сами понимаете, начальник тюрьмы мог ограничить свиданку и до нескольких часов, это же тоже до двух суток. Комната длительных свиданий, где заключенный мог пожить вместе с родственниками

Ну а теперь пойдемте в секретную зону особого режима, ту саму зону, которая и прославила «Пермь-36». Здесь содержались всего три десятка человек, сидящих повторно за свои политические убеждения, но охранялись они будь здоров. Даже на свидания с родственниками их возили в лагерь «Пермь-35», чтобы сохранить тайну. А надзирателей готовили к тому, что могут прилететь американские вертолеты спасать этих опаснейших заключенных

Эта горстка «особо опасных государственных преступников» охранялась самыми современными средствами. И, кстати, они никогда не покидали барак в отличие от сидевших в зоне строго режима и работавших на лесозаготовке. Травы, естественно, тоже не было, была вспаханная земля

Барак, в котором сидели заключенные. Он в середине двухтысячных сгорел и был реконструирован

Дышать свежим воздухом заключенные могли только здесь

В карцере, который тоже располагался в бараке, даже света белого не было видать

Давайте поднимемся на вышку

Вот так выглядит зона особого режима сверху

Подробнее про музей можно почитать на их неочень удобном сайте.
Собираюсь еще приехать сюда на «Пилораму» в конце июля.



Похожие материалы:



Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top